Home / Features / #SpaceWatchGL Interviews: Окололунная орбитальная станция LOP-G: интервью с космонавтом Олегом Котовым. Часть I

#SpaceWatchGL Interviews: Окололунная орбитальная станция LOP-G: интервью с космонавтом Олегом Котовым. Часть I

LOP-G-concept; Credit: Boeing

Lunar Orbital Platform – Gateway (LOP-G) — будущая международная космическая станция на орбите вокруг Луны. Ее строительство планируется начать в 2020-е годы. О ее создании, связанных с ней задачах и целях, об участии в данном проекте российской космонавтики рассказал Олег Валерьевич Котов, летчик-космонавт РФ, Герой России, совершивший три полета в космос, ныне заместитель директора Института медико-биологических проблем (ИМБП) РАН.

Олег Валерьевич, расскажите о проекте Lunar Orbital Platform – Gateway. Подписаны ли меморандумы/ соглашения о сотрудничестве с NASA или все пока только на словах?

Проект LOP-G (Lunar Orbital Platform – Gateway), называвшийся ранее Deep Space Gateway, а сейчас для простоты зовущийся просто Gateway, – это международный проект, который осуществляется участниками-партнерами по международной космической станции (МКС) в рамках меморандума о МКС. Все партнеры пришли к выводу, что сотрудничество, которое сформировалось при создании и осуществлении проекта МКС, нужно продолжать. В итоге был выработан проект Gateway – строительство и эксплуатация станции в окрестностях Луны.

Oleg Kotov participates in a spacewalk on January 14, 2010. Credits:Wikipedia

Сейчас проводятся предпроектные исследования, распределение ролей и формирование облика новой станции. Уже проведено несколько крупных международных совещаний, встреч групп, занимающихся задачами интеграции и определения функций этой станции (группы работают в рамках проекта МКС).

Станция будет летать вокруг Луны не по классической плоской орбите, а по гало-орбите – это очень «хитрая» орбита, имеющая сложную форму, параметры орбиты примерно 4 тыс на 75 тыс км, то есть с достаточно большим периодом оборота. Основной двигательной системой станции станут электрореактивные двигатели, работающие на ксеноне, потому что орбита требует постоянной коррекции.

Партнеры распределили между собой функциональные задачи – кто и какой модуль будет строить. Первый модуль – американский PPM (Power Propulsion Module). За Россией – Шлюзовой модуль (старое название, по-английски Airlock), но сейчас его называют Многоцелевой, потому как кроме обеспечения функции выхода на нем будет размещено вспомогательное и научное оборудование. Станция будет гораздо меньше МКС, модулей будет 6-7, и к 2026 г. она должна начать функционировать. Многоцелевой модуль полетит последним – в 2026 году, после чего станция перейдет в режим эксплуатации.

С NASA подписано соглашение о намерениях – в прошлом году в Аделаиде его подписали главы Роскосмоса и NASA. Соответствующие департаменты Роскосмоса работают над нормативными документами, потому как строительство – это всегда затраты. И такая же ситуация у остальных космических агентств, включая NASA. Пока мы находимся на этапе НИР (научно-исследовательских работ). Результатом НИР должно стать техническое предложение, из которого будет ясен фронт работ и определена их стоимость, и с этим документом можно будет выходить в правительство с запросом о  выделении финансирования. Как сформируется понимание ролей каждого участника, проект получит дальнейший импульс.

Каким видится участие Роскосмоса в проекте LOP-G на сегодняшний день? Почему лунная станция будет строиться именно в орбитальной конфигурации?

LOP-G является боковой ветвью стратегической линии Роскосмоса. Основа нашей космической госполитики – высадка человека на Луну и строительство инфраструктуры на поверхности Луны. Gateway в этом случае становится промежуточным звеном, «предтечей» этого этапа.

Причем американская концепция высадки на Луну точно такая же. Никто этого не скрывает – все партнеры настроены на высадку на лунную поверхность, но идут не прямым путем, а начинают со станции, которая позволит полнее исследовать Луну, управлять автоматами, понять точное место строительства лунной базы на поверхности.

Все проекты лунных баз во многом рассчитаны на использование местных ресурсов – в первую очередь, воды, находящейся в том или ином агрегатном состоянии. Для этого нужно как минимум знать, где она есть. Поэтому LOP-G – орбитальная станция. Для нее создаются лэндеры, система многоразовых взлетно-посадочных модулей, что кардинально отличается от времен, когда летали «Аполлоны»: многоразовый малый лэндер для забора грунта для исследований и большой тяжелый лэндер, который будет доставлять экипажи на поверхность Луны. С Земли будет приходить только танкер, для их дозаправки.

На каких РН будут доставляться на окололунную орбиту элементы станции, в том числе российские?

Вывод и доставка всех модулей на орбиту станции идет попутными грузами на SLS вместе с «Орионами». В логистическом плане, вполне возможно, часть элементов доставит не SLS, а коммерческий носитель – например, Falcon Heavy. В то же время в России прорабатывается возможность запуска Многоцелевого модуля по двухпусковой схеме на российском носителе «Ангара». Также японцы предлагают сделать грузовой корабль HTV-X, который будет выводиться японским носителем.

Выбор носителя для запуска нашего модуля зависит не только от готовности «Ангары», а от того, как добраться до станции и состыковаться с ней. Ракета – ракетой, но кроме нее необходим разгонный блок и системы навигации и стыковки. Рассматриваем вариант с «Ангарой», однако все же на 99% для вывода Многоцелевого модуля будет использована связка SLS-Orion. Смотрите, схема доставки такая: наш модуль выводится на SLS с помощью импульсов на определенную орбиту, дальше Orion стыкуется с модулем и «тащит» его до станции и стыкует с ней.

РКК «Энергия» разрабатывает новый пилотируемый корабль «Федерация». Закладывается ли в «Федерацию» функция доставки международных экипажей на LOP-G?

Да, одним из вкладов России, помимо Многоцелевого модуля станет «Федерация» — вторая транспортная система проекта (всегда лучше иметь резервную систему).

Пока планируется, что станция будет летать в беспилотном варианте. На этапе сборки первый полет экипажа составит 14, и еще два – по 30 дней. В среднем раз в год на станции будут находиться экипаж около 30 дней. Это связано с дороговизной ракеты SLS. Но при задействовании «Федерации» есть вероятность, что ротация экипажей станет чаще.

Станет ли участие России в проекте LOP-G прорывом?

Конечно. Это позволит России остаться в списке космических держав, обладающих передовыми технологиями. Надо признать, что участие в проекте принесет пользу нашей космической отрасли. В отличие от МКС, куда мы «вошли» со своими уникальными  технологиями, на новой станции будет прямая возможность перенять самые современные технологии, которыми обладают наши партнеры. На LOP-G, например, будет «обкатываться» принципиально другая система жизнеобеспечения (СЖО).

Окололунная станция разрабатывается силами международной кооперации. Какие, на Ваш взгляд, сходства и отличия LOP-G от МКС?

Отличие в том, что МКС – это станция на низкой околоземной орбите, а LOP-G будет летать около Луны.

На самом деле, и МКС, и Луна являются всего лишь этапами глобальной дорожной карты освоения дальнего космоса. Если мы нацелились на освоение Марса и более далеких планет, то пилотируемые полеты на поверхность Луны, на окололунную станцию и на МКС, и даже наземные имитационные эксперименты – это составные этапы одного большого пути по достижению технологической готовности для дальних космических полетов.

Для того чтобы не просто прилететь на Марс «для галочки», а по прибытии остаться, заняться его освоением и выживать в марсианских условиях, а потом вернуться на Землю, нужно обладать перечнем технологий, которые нужно создать и испытать. Одни технологии можно опробовать только на Луне, вторые – только на МКС, и третьи – исключительно на Земле (в условиях земной гравитации). Поэтому все полетные сценарии рассматриваются с этой позиции, а отличие одного проекта от другого – в орбите.

Окололунная станция LOP-G позволит человечеству вернуться в глубокий космос впервые с 1972 г. Позволит ли этот проект подготовиться к пилотируемой миссии на Марс или отвлечет ресурсы?

Нельзя полететь на Марс, если ты к этому не готов. Чтобы полететь к Красной планете, нужно научиться летать в дальнем космосе. Человечество располагает замечательным полигоном «под рукой» – это Луна. Почему для новой станции выбрана такая «хитрая» орбита? Одна из причин кроется в исследовании свойств неоднородных гравитационных полей системы трех больших масс-тел (центр-масс) – Солнце-Земля-Луна. Умение строить навигацию в такого рода гравитационных полях послужит хорошим опытом для полета на Марс, в основу которого в основном будут заложены принципы использования гравитационного маневрирования.

Это объясняет, почему станция LOP-G будет не на высоте 150-200 км. Казалось бы, низкая орбита – это очень удобно с логистической точки зрения – близко до лунной поверхности… Но все делается исключительно на будущее – для обеспечения полета человека на Марс. Почему назвали Gateway? Да не иначе потому, что это «ворота», «портал» в дальний космос.

Конфигурация и набор модулей LOP-G соответствуют структуре межпланетного корабля. Составляющая окололунной станции будет более функциональна, но менее научна. МКС строилась как околоземная научная лаборатория, а LOP-G станет скорее технологической лабораторией – на ней будет проводиться больше испытаний, чем исследований. Ну например, на LOP-G будут тестироваться СОЖ, системы дальней навигации, связи, радиационной защиты…

Радиационный фон на орбите LOP-G будет отличаться от фона на орбите МКС (400 км): он имеет другой спектр и биологически по-другому воздействует на людей. Для исследования такой радиации в настоящее время проводятся наземные испытания на животных, а ориентировочно в 2021-22 гг. при участии ИМБП РАН будет запущен спутник «Бион-М2» с биологическими объектами, который уйдет за магнитные пояса Земли и даст возможность ученым изучить радиацию на живых организмах на более высокой орбите (более 1000 км). Потом на LOP-G будут опробованы новые средства радиационной защиты.

Беседовал Евгений Рыжков

Об авторе: Евгений Рыжков на протяжении двух лет изучал в Японии космонавтику и работал техническим переводчиком японского на заводах. В данный момент — редактор-корреспондент журнала “Новости космонавтики“.

Check Also

Skolkovo

#SpaceWatchGL Interviews: Андрей Потапов, Сколковский институт науки и технологий

Андрей Потапов – выпускник экономического факультета МГУ, бывший сотрудник «СКАНЭКС»; он занимал пост генерального директора …