Home / Features / #SpaceWatchGL Interviews: Окололунная орбитальная станция LOP-G: интервью с космонавтом Олегом Котовым. Часть II

#SpaceWatchGL Interviews: Окололунная орбитальная станция LOP-G: интервью с космонавтом Олегом Котовым. Часть II

Oleg Kotov; Credits: Roscosmos

Lunar Orbital Platform – Gateway (LOP-G) — будущая международная космическая станция на орбите вокруг Луны. Ее строительство планируется начать в 2020-е годы. О ее создании, связанных с ней задачах и целях, об участии в данном проекте российской космонавтики рассказал Олег Валерьевич Котов, летчик-космонавт РФ, Герой России, совершивший три полета в космос, ныне заместитель директора Института медико-биологических проблем (ИМБП) РАН.

Важными аспектами деятельности на МКС являются выходы в открытый космос и научные эксперименты по материаловедению, выращиванию растений и изучению влияния космических условий на организм человека. Какова роль науки на LOP-G, и будет ли она реализовываться совместно?

На окололунной станции науке отводится та же роль, что и на МКС, просто ее объем меньше. Конечно, научные исследования на LOP-G будут проводиться совместно с партнерами по проекту. Разумеется, исследоваться будут больше те сферы науки, которые нельзя изучить ни на Земле, ни на МКС. Сейчас сценарий полета на Луну подразумевает освоение этого спутника, а не просто посещение спутника.

Комплексные исследования будут проводиться по радиации и ее влиянию на человека, оборудование и материалы (экспозиционные исследования), возможностям связи – передача больших потоков информации, навигации. Ввиду отсутствия магнитного поля на Луне компас, ГЛОНАСС и GPS на LOP-G не будут пригодны. Для строительства базы на Луне и перемещения по ее поверхности навигация, включая системы технического зрения, будет жизненно необходима. Но и без вспомогательных спутниковых систем тоже не обойтись.

Будут ли критерии к отбору космонавтов для работы на LOP-G отличаться от критериев для отбора в экипажи МКС с медицинской и психологической точек зрения?

LOP-G Concept; Credit NASA

Медицина. Требования к состоянию здоровья определяются доступностью оказания медпомощи во время полета. В данный момент на низкой околоземной орбите действует очень простая схема: легкие заболевания лечатся на борту, а при серьезных проблемах со здоровьем человека помещают в спускаемый аппарат и доставляют на Землю к профильным врачам. В случае с Луной и, тем более, с Марсом, такая схема работать не будет. Поэтому требования к состоянию здоровья будут более жесткими, а медицинское оборудование на пару с аптечками и диагностическими средствами станет продвинутее из-за критериев более полной автономности. Также известно, что генетически люди обладают разной радиационной чувствительностью. И это тоже станет критерием отбора.

Требования к подготовке членов экипажа по медицине станут жестче, а к земному персоналу будут предъявляться повышенные требования по медицинским знаниям – имеется в виду, что «группа поддержки» экипажа на Земле, используя методы телемедицины, должна быть готова дистанционно и более квалифицированно оказать серьезную медпомощь (нежели сейчас на МКС). Такая система сейчас отрабатывается в серии изоляционных экспериментов «Сириус» в ИМБП.

Скорее всего, в составе экипажей будет врач, однако, во-первых, любой врач сам может заболеть, а во-вторых бортовой врач не может быть специалистом во всех областях. Здесь важную роль сыграет телемедицина.

Психология. Луна проще в этом плане по сравнению с Марсом, так как земная поддержка хотя и будет осуществляться с небольшой задержкой сигнала, но чувствуется близость к родной планете, и довольно быстро можно вернуться домой. Вообще, главное в психологии в данном случае – сохранение жизни и возможность срочной эвакуации. А при полете к Марсу космонавты будут испытывать еще и информационный голод, поэтому в случае с Красной планетой вопросы психологии требуют более детальной проработки.

Поэтому требования к кандидатам по психологическому здоровью будут более жесткими, а также важное значение будет иметь психологическая подготовка – готовность действовать в достаточно рискованных условиях космического полета.

Какова будет, на Ваш взгляд, роль частной мировой и российской космонавтики в проекте LOP-G?

Стратегия космического агентства (или корпорации) отдельно взятой страны – это магистральная линия развития ее космонавтики. А осуществляется стратегия благодаря частным компаниям. Возьмем РКК «Энергию» — формально это частная компания, акционерное общество. Большинство предприятий нашей отрасли тоже являются частными компаниями. И эта система работает.

Однако, если мы говорим о третьем этапе – использовании – (первые два – исследование и освоение), когда все отлажено и отдается «на откуп» каким-либо частным компаниям, а государство задает только правила этого использования, то если есть выгода, это работает. Лучший пример – авиация. Сначала исследовали воздушное пространство, затем занялись его освоением, когда начали строить серийные самолеты и летать на разных высотах, а сейчас на этапе использования существуют только авиационные правила, а частные компании могут строить самолеты и осуществлять авиаперевозки, исходя из коммерческой привлекательности.

В проекте LOP-G заказчиком будет выступать государство, то есть оно отвечает за концепцию, стратегию и реализацию проекта. А техническое исполнение будет возложено на частные компании. По организации работ LOP-G очень напоминает МКС – в окололунном проекте будут представлены проверенные и сертифицированные компании (пример такой компании – SpaceX, которая обеспечивает часть грузопотока на МКС).

Рабочие, технические, стратегические, операционные и координационные группы, менеджеры проектов, технические специалисты – те же, что задействованы в проекте МКС. Поэтому организация работ по LOP-G скопирована со схемы работы МКС. К примеру, группа по системам электропитания и стыковки МКС занимается этими же вопросами в проекте окололунной станции.

А российские частные компании из разряда SpaceX в отечественной отрасли пока еще не сформировались. В NASA такие компании специально вырастили, передав часть технологических наработок и выдав госзаказы для их ускоренного становления и выхода на соответствующие рынки и занятия своей ниши.

Сможет ли с Вашей точки зрения такой масштабный проект увлечь космосом молодое поколение инженеров и ученых и побудить их строить карьеру в российской космонавтике?

Космос всегда вдохновляет. Особенно, когда появляются новые вызовы, новые горизонты. Да, это обязательно повлияет на молодежь. Если почитать цели и задачи проекта Gateway, вторым пунктом идет как раз активация научного и технологического развития на Земле. Строительство станции – это одна задача, а вот вопрос ее эксплуатации напрямую относится к пытливым молодым умам планеты.

Вдохновляет ли Вас идея окололунной обитаемой станции, ее реализация и хотели бы полететь к ней?

Всегда интересно участвовать в новых проектах, особенно такого масштаба. Если абстрагироваться, то любому космонавту интересен не просто полет в космос, а полет по интересной программе, и да, конечно, я хотел бы полететь к новой станции, просто объективно понимаю сроки ее реализации и поэтому буду помогать осуществлению лунного проекта с Земли.

Беседовал Евгений Рыжков

Об авторе: Евгений Рыжков на протяжении двух лет изучал в Японии космонавтику и работал техническим переводчиком японского на заводах. В данный момент — редактор-корреспондент журнала “Новости космонавтики“.

 

Check Also

Skolkovo

#SpaceWatchGL Interviews: Андрей Потапов, Сколковский институт науки и технологий

Андрей Потапов – выпускник экономического факультета МГУ, бывший сотрудник «СКАНЭКС»; он занимал пост генерального директора …