SpaceTechBremen_Banner
Home / Education / #SpaceWatchGL Interview: Александр Шаенко, руководитель проектов “Маяк” и 435 нм

#SpaceWatchGL Interview: Александр Шаенко, руководитель проектов “Маяк” и 435 нм

Снижение массы интерцепртора самолета Boeing 787 Dreamliner; Credits: Alexander Shaenko

Александр Шаенко российский инженер, энтузиаст космонавтики. Руководитель проекта кубсата “Маяк”, созданного студентами и любителями космонавтики, запущенного в 2017 году, и нового проекта “435 нм”. Корреспондент Евгений Рыжков поговорил с Александром о его прошлых и нынешних проектах, узнал его точку зрения о ситуации в российской космонавтике, потенциале вовлечения молодежи в космическую деятельность и не только.

Александр, расскажите о себе. По какой причине Вы стали заниматься космонавтикой?

Думаю, я стал заниматься космонавтикой во многом из-за того, что мой отец служил в Космических войсках, на нескольких наземных измерительных пунктах (НИП). Там космонавтика является чем-то настоящим, что можно увидеть собственными глазами. Можно было вблизи рассматривать огромные космические антенны, и, наверно, благодаря этому я и стал интересоваться космонавтикой.

Потом я пошел учиться в МГТУ им. Баумана на профильную кафедру «Космические аппараты и ракеты-носители» факультета «Специальное машиностроение». Там мой интерес укрепился, когда я увидел реальные ракеты и спутники и задумался о том, как такие сложные конструкции могут создавать люди.

Где Вы работали в космической отрасли и в каких космических проектах участвовали?

Я начал работать в космонавтике на 4-м курсе института. При моей кафедре «СМ-1» существовал отдел «НИИ СМ», и в этом профильном НИИ я занимался моделированием динамики раскрытия крупногабаритных космических конструкций типа антенн и солнечных батарей.

После этого я работал в компании «Автомеханика», где занимался изучением безударности основных динамических операций для носителей «Ангара-А5» и южнокорейской ракеты KSLV-1 (Korean Space Launch Vehicle).

Затем я работал в компанию «Прогресстех». Компания совместно с Moscow Boeing Design Center разрабатывала различные проекты в области гражданского авиастроения. В «Прогресстехе» я работал над двумя крупными проектами. Параллельно я поступил в аспирантуру Астрокосмического центра Физического института Академии наук, где занимался расчетом теплообмена для радиационных экранов телескопа «Миллиметрон». Моей задачей было создание программного обеспечения для теплового расчета главного зеркала и радиационных экранов «Миллиметрона».

Немного позже я стал работать в интересном волонтерском проекте «Селеноход» — единственной российской команде, участвовавшей в конкурсе Google Lunar X PRIZE. Со временем я стал одним из главных конструкторов проекта.

Затем вместе с частью команды «Селенохода» я вошел в первоначальный состав частной российской компании Dauria Aerospace, где занимался прочностью, теплообменов и испытаниями. Мы с коллегами примерно за полтора года сделали КА DX-1. Потом создал и два года руководил образовательной программой «Современная космонавтика» в Московском политехе. И в Бауманке, и в Московском политехе мы с друзьями работали над «Маяком» — первым российским спутником, сделанным руками обычных энтузиастов, не имевших практического опыта сборки КА. «Маяк» был запущен 14 июля 2017 года.

Сейчас с частью команды «Маяка» мы делаем биологическую систему жизнеобеспечения на основе микроводорослей. Наш стартап называется 435 nm. Я являюсь руководителем проекта.

Расскажите подробнее о проекте 435 nm.

Было несколько причин, побудивших нас создать проект 435 nm (Страница проекта:  https://boomstarter.ru/projects/shaenko/435_nm_zhit_za_predelami_zemli). Мы поняли, что нам нравится работать вместе в области космонавтики. Проект «Маяк» продолжался 3.5 года и был очень интересным. Мы посчитали, что следующий проект тоже должен быть космическим и коммерческим. Все-таки заниматься «Маяком» три с половиной года в качестве хобби было довольно затруднительно.

Мы сделали одно полезное наблюдение – создавать компанию, занимающуюся изготовлением спутников в нашей стране сейчас не очень выгодно, потому что существующие отечественные частные компании бурного роста не показывают. Поэтому нужно найти космическую область, которая не требовала бы для получения прибыли непременного запуска чего-либо в космос. Был рассмотрен ряд идей, которые могли бы дорасти до собственного проекта. В результате мы пришли к выводу, что наиболее перспективное направление для нас – это биологические системы жизнеобеспечения на основе микроводорослей.

Мы узнали, что в Советском Союзе был большой задел по этому вопросу, и познакомились со специалистами Института медико-биологических проблем РАН, которые до сих пор продолжают данные разработки. Мы обнаружили, что такие  микроводоросли, как хлорелла, спирулина и другие активно используются на Земле для очистки воздуха или воды, в качестве биодобавок для питания, сырья для биосинтеза, и многого другого.

Тогда мы поняли, что на основе микроводорослей можно создать замкнутую биосферу для пилотируемых космических полетов и применить эти же технологии на Земле.

Первые встречи по формированию облика проекта стали проводиться в узком кругу, начиная где-то с декабря 2016 года, и продолжались в течение пяти месяцев. Как раз с декабря 2016 по май 2017 было затишье с «Маяком». В этот период мы занимались 435 nm, а после запуска «Маяка» некоторое время ушло на то, чтобы понять, что же произошло с нашим аппаратом. Полномасштабная деятельность возобновилась только в феврале 2018 года. Нами было собрано около 400 тысяч рублей на реализацию проекта. Мы хотим, чтобы процесс культивации микроводорослей требовал минимального участия человека, проходил автоматически и был энергоэффективным. Сейчас мы проверяем наши гипотезы на экспериментальных установках и ищем финансирование.

В настоящее время проект 435 nm находится на стадии создания прототипов и проведения испытаний. Надеемся к концу этого года иметь прототип, который можно будет представить и который будет иметь как наземное, так и космическое применение.

Занимаетесь ли Вы образовательной деятельностью?

Колесный макет -Селенохода-; Credits: Alexander Shaenko

Да, я и мои коллеги занимаемся разными проектами с образовательным уклоном, и причина тому довольно проста. Кстати, эта же причина легла в основу «Маяка».

Мы считаем, что российская космонавтика сейчас находится на перепутье, в ней происходит множество изменений, и во многом по этой причине реализация множества космических проектов в России или переносится на более поздние годы, или откладывается на неопределенный срок, или же видоизменяется. Поэтому такого сильного «космического движения», как в советские годы, или как сейчас за рубежом, в России нет.

Я думаю, это можно исправить разными способами. Например, путем популяризации космонавтики. Также мы посчитали, что людям надо показывать «живую» космонавтику, которую можно «потрогать руками», и реализовали проект «Маяк». Мы занимаемся научно-популярными и научно-образовательными лекциями, уже четыре года организуем летнюю космическую школу, которая решает разные задачи в космонавтике, собирает людей со всей страны, и на которой происходят встречи с космонавтами, предпринимателями и интересными профессионалами из отрасли. Такой космический нетворкинг.

Какое определение подберете российской частной космонавтике? Она только зарождается? Или в стадии активного развития?

Я бы сказал, что частная российская космонавтика находится на развилке. Года четыре назад она действительно показывала бурный рост – тогда компании, основанные в 2011-2012 годах (Dauria Aerospace и «Спутникс»), запустили свои первые спутники в космос. Но, к сожалению, после 2014 года — года исключительной активности, прорывов у этих компаний замечено не было.

Думаю, это связано и с санкциями, и с не совсем корректной оценкой своих возможностей. Вероятно, коллеги предполагали производить маленькие аппараты с массой менее 100 кг и продавать их. Но такая модель сейчас ни в России, ни в остальном мире не работает. Многие компании сами делают для себя такие маленькие аппараты, им нет нужды заказывать их.

Наверное, изменения в частной космонавтике России должны произойти после недавнего прихода компании S7 на космический рынок. S7 – более весомый игрок, нежели все остальные «частники» вместе взятые. Будем надеяться, что прогресс в развитии ракетно-космических технологий будет связан с такими крупными компаниями.

Тем не менее, я надеюсь, что маленькие инициативные и прорывные компании вроде «НСТР Космические Системы», «Лин Индастриал», «Спутникс» и Dauria Aerospace способны стать «космическим спецназом» со своими небольшими, но значимыми проектами, и двигать российскую космонавтику вперед.

Ваш наиболее известный проект – Маяк.

Примерка летного экземпляра КА Маяк в летный транспортно-пусковой контейнер; Credits: Alexander Shaenko

Спутник «Маяк» создавался как способ мотивировать людей не просто следить за космонавтикой, но и лично в ней поучаствовать. Мы посчитали, что, создав прецедент такого рода, мы сможем привлекать в космонавтику не наблюдателей, а тех, кто ее непосредственно делает. В команде проекта были в основном люди, не имеющие опыта в космонавтике. Из них некоторые, в том числе и я, имели кое-какой опыт космической деятельности. Первая встреча по проекту произошла 5 марта 2014 года, запуск в космос произошел 14 июля 2017 года.

К сожалению, в процессе выведения на орбиту случилась авария. Погибло, по нашим сведениям, около 15 космических аппаратов. Свою главную технологическую функцию проект выполнить не смог. Он должен бы развернуть солнечный отражатель, трехметровую пирамиду из полимерной металлизированной пленки. Тем самым он стал бы ярким, визуально наблюдаемым с Земли объектом. Он стал бы ярким примером для всех, в прямом смысле этого слова. Этого не получилось, и в этом смысле свою миссию «Маяк» до конца не выполнил. Тем не менее, это был действительно первый в истории России спутник, сделанный руками энтузиастов. Мы были совершенно открыты, и любой желающий мог прийти к нам, и для него нашлась бы работа. Кроме того, у “Маяка” были и другая, технологические, задача: измерение параметров верхней атмосферы. Аппарат за счет аэродинамического торможения менял бы свою орбиту и можно было бы, измеряя ее параметры, более точно измерять параметры атмосферы. И в-третьих, с помощью таких разворачивающихся конструкций можно было бы сводить спутники с орбиты за счет аэродинамического торможения, без наличия на борту двигателя и работающей системы ориентации. Это достаточно дешево и позволяет не создавать космический мусор. Все материалы по “Маяку” опубликованы на сайте проекта. Мы собирали деньги на наш проект методом краудфандинга. За две кампании, в 2014 и 2016 годах, мы собрали около 2.5 миллионов рублей и на эти деньги работали.

Маяк по массе и габаритам относился к категории наноспутников. В чем привлекательность этого формата и каковы его перспективы использования в российской частной космонавтике?

Действительно, «Маяк» относился к категории кубсатов, его стартовая масса составляла 3.6 кг, а габариты – 100 на 100 на 340,5 мм. Это кубсат популярного формата 3U. Я, к сожалению, не могу заявлять о том, насколько это перспективно, могу лишь привести пример того, что компания Planet запустила более 300 спутников в этом формате. Кроме нее, сейчас запускают кубсаты компании Spire и Tyvak. На мой взгляд, более полезные данные можно получить с аппаратов большей размерности, например, с массой до 50 кг. В этом случае можно поставить на борт больше полезной нагрузки, с большими габаритами и характеристиками, иметь большие энергетические возможности. Мне кажется, акценты будут смещаться от наноспутников к микроспутникам, малым спутникам с массой до 50 кг.

Как Вы искали оператора для запуска?

Изготовление ЭВТИ для КА DX1; Credits: Alexander Shaenko

У нас была полная перипетий история поиска оператора запуска. В начале у нас не было финансирования. Мы искали его с помощью краудфандинга. Мы не представляли, каким образом будет происходить запуск, и обратились к нашим давним друзьям и коллегам, компании «Спутникс», которая момент на тот момент являлась оператором запусков ракеты «Днепр» в России. Мы заключили с ними договор на запуск и даже заплатили первый взнос. Но потом выяснилось, что «Днепры» летать не будут, и нам пришлось искать другого оператора. Мы обратились в компанию Innovative Solutions in Space  – это известный оператор запусков. Они сделали несколько коммерческих предложений, которые были дороже того, что предлагал «Спутникс». Но, так как «Днепр» не летал, у нас не было выбора. Но неожиданно к нам пришли представители компании «Главкосмос» и предложили бесплатный запуск на ракете-носителе «Союз», вместе со спутником «Канопус-В-ИК». Это было удивительно: нам предложили бесплатно услугу за несколько миллионов рублей. Я до самого конца не верил, что это возможно. Но мы осознавали, что собрать всю сумму на запуск у нас не получится, поэтому обратили самое пристальное внимание на предложение «Главкосмоса». Действительно, за запуск аппарата на орбиту мы не заплатили ни копейки. Единственное, на что у нас ушли деньги в связи с запуском, так это на командировки на Байконур. Именно нулевая стоимость запуска на ракете и подтолкнула нас к выбору предложения «Главкосмоса».

Привлекали ли государственные или частные инвестиции в проект «Маяк»?

Наверное, частные инвестиции – это инвестиции членов нашей команды. Собственно, и краудфандинг можно рассматривать как частную инвестицию. Государственных инвестиций мы не привлекали и, насколько я представляю, никакие государственные деньги не пошли на создание спутника «Маяк».

«Маяк» создан руками студентов и инженеров Московского политехнического университета. Каков, на Ваш взгляд, потенциал у этих проектов привлекать молодежь?

Действительно, во время работы над спутником «Маяк» я работал в Московском Политехе и у нас в команде было трое студентов. Эти ребята приняли самое деятельное участие в проекте. Во-первых, они проводили испытания по созданным инженерами методикам – испытания климатические и тепло-вакуумные. Во-вторых, разработали и самостоятельно реализовали на летном экземпляре схему укладки полимерной пленки под крышкой контейнера и провели испытания этой пленки. Вдобавок, они участвовали в сборке и в различных общих операциях.

С моей точки зрения, подобные проекты позволяют получить на выходе из вуза действительно толкового инженера в области космонавтики. В них могут быть востребованы специалисты разных отраслей. Создание спутников стало относительно недорогим видом деятельности, поэтому сегодня университеты могут вполне себе позволить потратить несколько миллионов рублей на регулярное, ежегодное производство космических аппаратов. Работа над реальным космическим проектом дает выпускникам университетов прекрасную возможность получить настоящий опыт в космонавтике. Имея за плечами как такой космический проект, выпускник сможет сразу включиться в реальную работу в государственной или частной компании. К сожалению, насколько я представляю, в нашей стране это сейчас не получается. В разных вузах есть запуски своих проектов, но каждый раз это гигантское событие, а не рутина. Наверное, эту ситуацию стоит как-то менять.

О проектах Александра Шаенко подробнее можно узнать здесь: https://www.your-sector-of-space.org/

Беседовал Евгений Рыжков

Об авторе: Евгений Рыжков на протяжении двух лет изучал в Японии космонавтику и работал техническим переводчиком японского на заводах. В данный момент — редактор-корреспондент журнала “Новости космонавтики“.

 

Check Also

Skolkovo

#SpaceWatchGL Interviews: Андрей Потапов, Сколковский институт науки и технологий

Андрей Потапов – выпускник экономического факультета МГУ, бывший сотрудник «СКАНЭКС»; он занимал пост генерального директора …