Home / Space / Entrepreneurship / #SpaceWatchGL Interviews: Сергей Сопов, S7 Space. Часть I

#SpaceWatchGL Interviews: Сергей Сопов, S7 Space. Часть I

Сергей Сопов
Сергей Сопов. Фото предоставлено 7space.ru

S7 Space — первая в России коммерческая компания, предоставляющая полный цикл услуг по запускам космических аппаратов с использованием ракет-носителей «Зенит».

Виталий Егоров побеседовал с Сергеем Соповым, генеральным директором компании, о будущем проекта “Морской старт”, о роли компании S7 Space в сохранении деловых связей между Россией и Украиной, о разработке частных ракет в России и многом другом.           

Срегей, расскажите, как вы пришли к космонавтике?

У каждого своя дорога. В 1979 году я случайно получил распределение на космодром Байконур после военного училища. С этого начался мой путь на космодром.

А что вы заканчивали?

Пермское высшее военно-инженерное училище. На Байконуре я попал на испытание программы «Алмаз». Она была в самом расцвете, и я участвовал в испытании системы единого времени, системы стыковки, системы конечных траекторных измерений. В 1984 году я попал на многоразовую космическую систему начальником отделения автоматизированной системы управления предстартовой подготовки. С этого комплекса в 1987 году был осуществлен пуск «Энергии» с космическим кораблем. Потом наступил период 1991 года, распался Советский Союз. Меня отправили в Алма-Ату, с этого момента было создано в Казахстане агентство космических исследований. До 1994 года я возглавлял казахский космос, в том числе и коммерческий.

Как Вы пришли в частную космонавтику?

Я вернулся в Россию, достаточно долго занимался бизнесом. Работаю с Владиславом Феликсовичем [Филевым, генеральным директором ЗАО «Группа компаний S7» — прим. ред.] давно. И когда стал вопрос о покупке «Морского старта», он спросил: “А давай купим?” Он был абсолютно прав. И вот с этого момента мы оценили свои возможности: можем ли мы создать компанию, можем ли бы собрать способных людей, можем ли мы найти молодежь, чтобы подготовить смену, потому что сейчас кроме людей моего возраста и на 5 лет моложе нет никого.

Может, они не готовы для профессионального уровня, но на уровне желания…

Поэтому, забегая вперед, основная концепция такая. Работает старшее поколение, но мы набираем молодежь 25-30 лет, чтобы в дальнейшем осуществить замену. Комплекс «Морской старт» будет еще служить 25-30 лет. Это за пределами моей рабочей жизни. Придут молодые люди и будут там трудиться.

Сейчас говорят, что запуск «Зенита» произойдет ориентировочно в 2019 году. Получится ли это сделать?

Хороший вопрос. «Зенит» не является критичной технологией. Более критичным для запуска является состояние комплексов на сегодняшний день. Не забывайте, что в любом запуске существует процесс адаптации. Это когда космический аппарат связывается с головной частью ракеты. Это на «Морском старте» занимает 18 месяцев. Если говорить о пуске в 2019 году, то нужно начинать процессы в мае или июне 2018. Но для начала вывести старт из консервации. Что это значит? «Морской старт», как и другие суда, требует осмотра. Стартовое командное судно нужно отогнать в Канаду, провести обследование, заменить обшивки. Достаточно длинная процедура.

Если говорить по поводу молодежи, то, чтобы их подготовить, нужна практика. А сейчас практику больше получат мореходы, а не ракетостроители?

Нет, тут вопрос больше относится к комплексным проблемам, когда несколько десятков или сотен людей с разных континентов должны работать по одному технологическому графику. Вот это все подготовить так, чтобы они понимали друг друга. Это единый организм – его надо готовить.

То есть один из главных критериев для приема на работу – знание английского языка?

Безусловно. Это в обязательном порядке. Потому что среда, в которой приходится работать, сам корабль, экипаж –многонациональная. Сейчас у нас в команде капитан – норвежец, матросы, инженеры – норвежцы. Есть и русские, и украинцы. Люди, занимающиеся телеметрией, тоже англоязычные.

По поводу практики. Сообщалось, что во время запуска ангольского спутника Angosat S7 практически выступала оператором. Можете рассказать, где именно участвовали?

Нас на этот пуск пригласила РКК Энергия, так как ответственность была за этот пуск у них. Нужно было использовать «Зенит», задействовать украинские предприятия, КБ “Южное”. Для этой цели нужно было использовать профессиональную структуру, которая может организовать, спланировать работу. Существует разработка эскизного проекта. К сожалению, уровень техники сейчас такой, что у нас есть немного универсальных вещей. Каждый космический аппарат имеет какие-то свои особенности. Под каждый пуск мы должны разрабатывать эскизный проект, полетное задание с учетом зазоров между обшивкой обтекателя и космического аппарата, прорабатывать углы разворота космического аппарата. Это все прописывается и передается в конструкторское бюро. Оно разрабатывает свои исходные данные. Там это все моделируется. Это все очень длинные процессы. Моделирование и написание полетного задания составляет 3 месяца. Созданием и разработкой эскизного проекта и занимается наше предприятие. Мы не участвовали в боевых расчетах этой площадки, а вот эскизный проект, привлечение украинских специалистов, обслуживание ресурсов на ракете-носителе было нашей задачей. 

А в создании новых «Зенитов» какую планируете играть роль? Есть же некоторые проблемы взаимодействия украинской стороны и российской. И казалось, что S7 будет посредником между двумя недружественными  представителями разных стран.

Как вообще функционирует морской старт с точки зрения использования ракеты-носителя? Во-первых, ракета-носитель поставляется на «Морской старт» отдельными ступенями. Первая ступень в сборе и вторая ступень в сборе. Сам носитель – двухступенчатая ракета. Еще есть обтекатель фирмы Boeing. Это все должно устанавливаться и собираться. На Украине наши американские конкуренты из компании Orbital ATK заказали ступени, у них это получилось. Так и у нас первая и вторая ступени должны были быть поставлены на морской старт на американскую территорию. Там и будет осуществлен сбор ракеты-носителя.

А двигатели будут в этих ступенях?

Да.

Все-таки, российские двигатели будут поставляться на Украину, и там будут собираться?

Конечно.

Это хорошее достижение на самом деле.

«Морской старт» – уникальный проект со всех сторон. Особенно с политической. Сегодня в достаточно острое политическое время – это единственный сохранившийся островок, который связывает Россию с США и Украиной. Американское правительство думало полтора года, прежде чем дать нам разрешение на работу. В конечном счете, они приняли положительное решение, все-таки это на благо связи между двумя государствами. Украина тоже не закрыла нам контракт на поставку ступеней. Сегодня мы ждем ответа от российского правительства. Здравый смысл должен победить. Российский космодром, российское частное предприятие, которое осуществляет пуски, в том числе, в интересах федеральной космической программы. То есть у России появляются дополнительные пусковые мощности.

Vitaly_EgorovВиталий Егоров — специалист по связям с общественностью российской частной компании Dauria Aerospace. Блогер Zelenyikot, популяризатор космонавтики, основатель сообществ «Открытый космос» в соцсетях суммарным количеством более 1 млн подписчиков. В 2013 году именно он обнаружил на поверхности Марса посадочный модуль советской автоматической межпланетной станции «Марс-3». Виталий также является инициатором проекта создания лунного микроспутника для съемки мест посадок «Аполлонов» и «Луноходов».

Не пропустите вторую часть интервью уже в эту среду.

СохранитьСохранить

Check Also

Skolkovo

#SpaceWatchGL Interviews: Андрей Потапов, Сколковский институт науки и технологий

Андрей Потапов – выпускник экономического факультета МГУ, бывший сотрудник «СКАНЭКС»; он занимал пост генерального директора …