EUSI_Banner 2021 April

#SpaceWatchGL Interviews: Павел Пушкин, КосмоКурс. Часть II

Pavel_Pushkin
Павел Пушкин, генеральный директор частной компании “КосмоКурс”. Фото kommersant.ru

Евгений Рыжков побеседовал с генеральным директором компании Павлом Пушкиным, генеральным директором компании «КосмоКурс», о разрабатываемой суборбитальной туристической ракете, о конкуренции с ведущими игроками на рынке, о сложностях и возможностях компании в России.

Для обслуживания пусков необходима значительная наземная инфраструктура. Откуда вы намерены осуществлять пуски?

Ранее мы обращались к Минобороны с просьбой разрешить эксплуатацию полигона Капустин Яр. Нам ответили, что по пускам они очень загружены – в последнее время полигон возобновил активность благодаря ГПВ. Минобороны готово было нас пустить туда, но откровенно предупредило, что нам придется занять выжидательную позицию, пока не закончатся местные испытания, которые проводятся постоянно. И посоветовали обратиться в «Роскосмос».

Куда мы и обратились. По этому вопросу Госкорпорация сразу вызвалась помочь и предложила все свои космодромы – Восточный и Байконур. Вот только первый нам не подошел в силу удаленности и по топографическим причинам. Посему около года назад мы слетали на Байконур и провели полную инспекцию. Нам даже предложили несколько неплохих площадок, одна из которых вообще была практически идеальна – там можно сделать классную зону суборбитального туризма.

Но во что мы уперлись? Во-первых, слабая туристическая и логистическая инфраструктура Байконура. Например, на аэродроме «Крайний», в зале ожидания, сидячих мест в половину меньше, чем в самолете. Прямые рейсы из Москвы очень редкие, и постоянно меняется расписание. Далее нас волнует вопрос собственности. Оказывается, собственность на Байконуре принадлежит не Роскосмосу или ФГУП «Цэнки», а 20-30 хозяевам. И разделение зон очень интересное – зданием владеет одна сторона, забором – другая, а водоснабжение обеспечивает третья. Кроме того, Казахстан владеет всеми объектами и территорией на космодроме, РФ только арендует. Также существуют миграционная и таможенная службы Казахстана, не совсем адекватно работающие, – без разъяснения причин могут запретить ввоз какого-либо оборудования или отказать в посещении страны. Есть такой опыт. Если бы Казахстан предложил нам сотрудничество, мы бы подумали. Плюс до Казахстана долго и дорого добираться.

По совокупности вышеозвученных причин нами было принято решение на Байконур не идти, а разместить свой частный космодром в центральной России. Сейчас прорабатываем вопрос с двумя крупными регионами – одними из лидеров внутреннего туризма – удаленными от столицы на расстояние, преодолеваемое самолетом за час-полтора. Мы рассматриваем несколько площадок.

Одно место находится вообще рядом со столицей региона. На все смотрим с позиции того, чтобы все было классно – люди прилетали и видели космос. Чтобы аэропорт был рядом, людей встречали на автобусах или вертолетах, которые войдут в штатный состав космодрома.

В центральной России мы получаем бонус – вдобавок к тем, кто прилетит туда с целью совершения суборбитального полета, туда хлынет наплыв туристов, которые придут пешком и захотят посетить первый частный космодром России. Это очень большой объем рынка, и регионы напрямую в нем заинтересованы и готовы помогать. Космодром будет маленьким, компактным. Вопросы экологии вполне решаемы, регионы готовы электрифицировать те места.

Сейчас ведутся активные переговоры. Думаю, через несколько месяцев определимся с местом. Причем, инфраструктуру космодрома мы прорабатываем сами – коммуникации, площади, оборудование…

На какой стадии находится сейчас осуществление вашего проекта? Когда планируете начать наземные и летные испытания вашей системы?

Сейчас у нас техническая стадия – аванпроект, которую скоро должны пройти. Первые наземные испытания – 2020 г., летные – 2021 г. В настоящее время у нас начинаются испытания важных агрегатов ракеты.

Как Вы планируете выстраивать маркетинговую стратегию и осуществлять поиск клиентов в условиях конкуренции с другими поставщиками услуг по космическому туризму?

Маркетинг, конечно, важен. Мы, например, разговаривали со специалистами, которые для Virgin Galactic продают билеты. А вообще на этом рынке все очень интересно – кто хочет полететь в космос, примерно знают, кто предоставляет подобные услуги.

Рынок очень тесный – на нем присутствует Virgin Galactic, Blue Origin и наша компания. У первых двух уже проводятся испытания, и они быстрее выйдут на рынок. Но мы предлагаем интересные услуги –в два раза дольше время пребывания в невесомости, в два раза больше высота полета за те же деньги. Надеемся, этим сможем привлечь часть туристов, которые полетят на аппаратах конкурентов, и еще нацелены на туристов из Китая. По непонятным соображениям американцы не собираются возить азиатов.

Конечно, будем активно рекламировать. Это ведь такая отрасль, что если запустить ракету и она приземлится, об этом узнают все, и не нужно рекламу по телевизору запускать. Будем работать адресно, рассылки отправлять. И самое главное: у нас еще ничего не готово, а люди звонят и хотят бронировать билеты, просто мы не продаем.

Сколько будет стоить билет? Войдет ли в его стоимость подготовка клиента к полету?

Стоимость суборбитального полета будет около 250 тыс. долл. Возможно ее повышение или уменьшение ближе к полету, но скорее последнее – чтобы выиграть в конкурентной борьбе. Мы много знаем на бумаге, но не знаем, как техника себя поведет при многоразовом использовании, как пойдет межполетное техобслуживание. Могут вылезти непредвиденные вещи.

В стоимость билета входит предварительное обследование, трехдневное пребывание на космодроме перед стартом, окончательное медобследование и инструктаж.

Какие будут требования по здоровью к кандидатам?

Требования по здоровью будут достаточно мягкими, а серьезная подготовка не планируется, в основном инструктаж. Примеры – под Саратовом дают возможность полететь на борту «МиГа». Люди за час проходят медкомиссию и инструктаж – несмотря на достаточно мощные знакопеременные перегрузки. Люди, испытывающие короткую невесомость на «ИЛ-76 МДМ», тоже проходят краткий инструктаж.

Перед нашим полетом мы будем рассказывать о поведении в невесомости, что можно делать, что нельзя, чтобы не получить серьезные повреждения – научим, как и с какой силой надо отталкиваться, дадим попробовать отстегнуться/ пристегнуться к креслам и т.д. Невесомость есть, но силы инерции остаются.

Каким будет сертификат о совершенном полете? Будет ли наличие этого сертификата удостоверять, что клиент, совершивший полет, получил статус космонавта или  астронавта?

Пока думаем над формулировкой. Конечно, необходимо, чтобы с государственным статусом «летчика-космонавта» она не перекликалась. Но это будет сертификат или удостоверение того, что человек совершил полет, вышел за пределы Земли, пробыл в космосе в течение какого-то времени. И наверно, человек сможет считать себя в какой-то мере космонавтом.

Скажите, какой Вы видите инфраструктуру части вашей компании, ориентированной на клиента, а именно сервис? Как планируете реализовать транспортировку будущих пассажиров до стартового комплекса? Где они будут проживать перед полетом, как будет реализован вопрос питания, и будет ли продаваться мерчендайз, например, летные костюмы и сувениры?

В конце этого-начале следующего года займемся детальной проработкой концепции обслуживания.

Вообще, людей расположим в гостинице рядом с космодромом, в нескольких км, чтобы они видели стартовый комплекс «из окна». Гостиница должна быть совмещена с медкорпусом. Может быть, установим центрифугу, чтобы дать почувствовать перегрузки. Все должно быть оформлено в космическом стиле – люди должны видеть, что это космос. За день до старта пустим посмотреть на ракету, космический аппарат, как проходит сборка, как все работает.

Будем проводить лекции, экскурсии, покажем фильмы. Возможно, предоставим космическое питание. Кстати, может, построим что-нибудь наподобие турецких бунгало, которые оформим в соответствующем стиле и назовем именами Королева, Мишина, Глушко, Челомея… Продажа сувениров, маек, летных костюмов будет обязательно. Готовы совместно с Минобороны создать музей техники, как в Кубинке. Готовы и к организации дополнительного досуга, например, рыбалки. Региональный департамент по туризму в таком случае активно подключится к нашей инициативе и привлечет своих инвесторов.

Люди, которые просто приедут посмотреть космодром или родственники туристов смогут частью услуг воспользоваться – той же центрифугой, экскурсиями или лекциями. Все будет сделано для того, чтобы люди зря время не теряли и более полно окунулись в космическую атмосферу.

Для членов экипажа пошьем индивидуальные красивые костюмы. Во время полета сделаем памятные фотографии и проведем видеосъемку экипажей в невесомости. После полета организуем встречу экипажа, на которую пригласим родственников. Причем, для первых экипажей обязательно будет организована пресс-конференция.

Понимаете, желательно, чтобы это было шоу, незабываемая поездка, которую люди захотели бы повторить или посоветовать слетать в космос друзьям или родственникам. Как примем решение с дислокацией космодрома, плотнее займемся этими вопросами.

Есть ли у «КосмоКурса» стратегия по привлечению молодых и талантливых специалистов на стажировку и на работу в компанию? Какой у вас штат и планируете ли его увеличение?

Привлекаем молодежь и занимаемся ей. У нас работает очень много выпускников, которые буквально в прошлом или этом году получили высшее образование, и даже студенты. Готовы видеть студентов и на практику. С МГТУ имени Баумана у нас заключено соглашение о прохождении студенческой практики. На днях вот со мной связались, сообщили о готовности предоставить студентов, не по нашему, правда, профилю.

При этом к молодым специалистам мы предъявляем высокие требования – они должно быть активными, иметь знания в голове и желание работать. У нас достаточно жесткий отбор. Коллектив у нас молодой. Средний возраст около 30-33 лет, несмотря на то, что работают люди за 40 и даже за 60 лет. Очень много молодежи работает как ведущие специалисты.

Штат более 30 специалистов – это инженеры, конструкторы. Планируем увеличить численность работников до 60 человек. В скором времени будем расширять офисные помещения, займемся ремонтом. Потом, может, наберем новых специалистов.

 

Об авторе: Евгений Рыжков на протяжении двух лет изучал в Японии космонавтику и работал техническим переводчиком японского на заводах. В данный момент – редактор-корреспондент журнала “Новости космонавтики“.

СохранитьСохранить

Check Also

Skolkovo

#SpaceWatchGL Interviews: Андрей Потапов, Сколковский институт науки и технологий

Интервью с Андреем Потаповым, заместителем директора Космического центра по инвестиционным проектам и стратегии московского Сколтеха.