SpaceTechBremen_Banner
Home / Features / #SpaceWatchGL Interviews: Александр Серкин, GK Launch Services

#SpaceWatchGL Interviews: Александр Серкин, GK Launch Services

Alexander Serkin, CEO of GK Launch Services. Photograph courtesy of GK Launch Services.

Весной 2017 года «Главкосмос» – ведущее предприятие, представляющее интересы российской космической индустрии на международном рынке, объявило о создании оператора коммерческих пусков ракеты-носителя «Союз-2» с российских космодромов — GK Launch Services. Мы поговорили с Александром Серкиным, генеральным директором новой компании, о том, что лежало в основе ее создания и какие цели она преследует на быстро меняющемся рынке пусковых услуг.

Александр, расскажите пожалуйста, какие идеи стояли за учреждением GK Launch Services и почему было решено представлять «Союз-2» на мировом рынке отдельной компанией?

Для этого было несколько причин. Во-первых, к первому января 2017 года, то есть на момент принятия решения, заканчивались эксклюзивные права, предоставленные России для совместной российско-французской компании Starsem[1]. В конце 90-х гг было создано несколько операторов для российских ракет: ILS в партнерстве с Соединенными Штатами для «Протона»; Eurockot в партнерстве с EADS (сегодня Airbus) для ракеты «Рокот»; Морской старт – партнерство США, Норвегии, Украины и России для запусков «Зенита»; Starsem – между французским CNES и нашим космическим агентством. Тогда же была создана компания «Космотрас» совместно Россией и Украиной: между предприятиями, занимавшимися разработкой ракеты РС-20 как боевой ракеты. Эти предприятия явились учредителями компании «Космотрас» для работы с ракетой «Днепр». Всем этим компаниям предоставили эксклюзивные права на представление соответствующих ракет на уровне распоряжения Правительства. Эти операторы в той или иной степени успешно работали на международном рынке. В начале 2000-2010-е Россия являлась лидером по количеству запусков. Но рынок менялся, начиная с 2005 года на него стали выходить частные игроки.

Работа Starsem начиналась с космодрома Байконур, продолжилась она с инфраструктурой для «Союзов» во Французской Гвиане на космодроме Куру. По сути, коммерческая дирекция Starsem перетекла в коммерческую дирекцию Arianespace. И с какого-то момента оператором «Союза» стал Arianespace. В этой компании «Союз» позиционировался как ракета-носитель среднего класса между легкой Vega и тяжелым Ariane 5. «Союз» был и остается загружен в проектах как Arianespace, так и Европейского Космического Агентства для институциональных программ. Но растущая конкуренция на международном рынке с появлением компаний типа SpaceX вызвала эволюцию французских ракет. Vega повысила свои возможности до уже среднего носителя. Необходимость снижать цену на Ariane 5 привела к развитию Ariane 6, и скоро будут Ariane 6.2 и 6.4; и 6.2, по сути, тоже сильно заходит в сегмент среднего класса. Таким образом, потребностей в «Союзе» для Arianespace в долгосрочной перспективе не будет.

Остается вопрос, что делать с Французской Гвианой? Куру — очень интересный космодром, который для Союза выгоден для запуска на ГПО, и здесь ему в сегодняшней конфигурации место на рынке есть. С французскими партнерами также реализуется совместно еще несколько проектов, среди которых OneWeb.

Так возникла задача продажи «Союза» с российских космодромов на международном рынке. В Роскосмосе решили создать отдельную компанию для представления «Союза» на международном рынке. При этом «Главкосмос», являющийся стопроцентно дочерней компанией Роскосмоса, имеет огромный опыт запуска попутных полезных нагрузок на федеральных миссиях и работы в международных проектах.

Появился вопрос: развивать ли эту деятельность на площадке «Главкосмоса»? У «Главкосмоса» есть еще ряд серьезных направлений сотрудничества с разными странами, и не хотелось это смешивать. «Главкосмос» поддержал предложение Роскосмоса о выделении этой функции в отдельную компанию. Одновременно рассматривалась возможность привлечения частного бизнеса, чтобы придать компании большую гибкость, клиентоориентированность, присущие частному сектору.

Тем временем, в 2015 году «Космотрас» сделал крайний пуск «Днепра» из Ясного для заказчика из Южной Кореи, и, на фоне начавшихся обострений отношений между Россией и Украиной, деятельность оператора была приостановлена и, как мы говорим, приземлена до сих пор. Перед руководством «Космотраса» встал вопрос: что делать дальше и где применять тот огромный 17-летний опыт, накопленный в 22 пусках. Очевидно, надо продолжить наш бизнес, не потерять коллектив. В конце 2016 года мы стали обсуждать формирование единого оператора для продвижения наших ракет на международном рынке, прежде всего «Союза» и «Днепра» в случае, если мы сможем вернуть его на рынок. Это решение было принято в начале 2017, а весной того же года мы такую компанию создали. Наша задача — коммерциализация ракет «Союз-2» с российских космодромов на международном рынке.

Понятно, что компания новая, но вы уже, очевидно, сформировали стратегический план. Какие цели будет преследовать GK Launch Services в ближайшее десятилетие?

Закрепление наших лидирующих позиций на рынке НОО прежде всего, на солнечно-синхронной орбите. «Союз» c российских космодромов на ГПО не актуален в виду отсутствия геостационарных аппаратов массой менее 1 т. Поэтому основной рынок – низкая околоземная орбита, где мы ставим перед собой задачу занять лидирующее место через несколько лет с пусками «Союза 2.1а» и «2.1б». Есть также отлетные траектории, которые предоставляет Союз с разгонным блоком Фрегат, и средние орбиты, но объем этих сегментов рынка существенно меньше, чем рынок НОО. Мы занимаем активную позицию на рынке запуска малых аппаратов, микро и нано аппаратов, т.е. массой до 50 кг. Это наша основная задача для «Союза 2».

Также, нам важно принять фидбек от рынка и передать его в индустрию, чтобы понимать, какое развитие необходимо ракетам семейства «Союз-2» для того, чтобы отвечать требованиям и трендам рынка на ближайшую перспективу в 5-10 лет.

Наши первые пусковые миссии будут в конце 19-20 года. Мы сейчас догоняем рынок, реализация любого проекта по запуску — это минимум 12-18 месяцев. То есть в это время через два года мы уже должны будем быть на космодроме и готовиться к пуску. Поэтому в 2018 году мы активно занимаемся продажами, участием в разных тендерах, ищем заказчиков. Это очень интересная работа.

Недавно состоялся успешный запуск «Электрона» (Electron). Как, на ваш взгляд, изменится рынок с приходом ракет новых классов?

Не сомневаюсь, что направление сверхлегких ракет в мире будет успешным и востребованным спутниковой индустрией: и заказчиками аппаратов, и заказчиками данных. Сегодня в мире есть порядка 20-30 проектов сверхлегких ракет на различных стадиях. Мы видим успешные примеры, начиная с Rocket Lab.

Я помню, как в начале 2000-х годов все крайне скептически относились к возникновению рынка аппаратов массой до 50 кг. По мнению многих, этот формат подходил для студенческих проектов для тестирования технологий, считалось, что мы никогда не увидим эффекта на земле. Сегодня же мы видим появление достаточного количества компаний на этом рынке, и самое главное – в них инвестируют деньги и очень большие, а инвесторов обмануть крайне сложно, особенно инвесторов с репутацией. И сегодня уже никто не сомневается, что этот сегмент существует.

Мне интересно посмотреть, как отреагирует рынок и индустрия на появление сверхмалых ракет лет через пять. Останется ли он в том же объеме, в котором мы прогнозируем его сегодня, или же увеличится, как он увеличился к 2017 году после того, как в 2010 году активно начались кластерные попутные миссии нескольких поставщиков пусковых услуг. Среди них был и «Космотрас», и индийцы с Antrix и ISRO. Это послужило резким скачком для развития микроспутникового рынка, интересно, увеличится ли емкость этого рынка.

Я не считаю, что появление сверхлегких ракет как-то изменит экономику индустрии в ближайшие 5 лет. Цена запуска около 30 тыс долларов за кг у «Электрона» соответствует средней цене на рынке запуска традиционных ракет-носителей. Таким образом, стоимость запуска составляет порядка 50% (если не больше) стоимости производства самого микро и нано аппарата. Я думаю, что всей индустрии хотелось решить экономический вопрос. Интересно, удастся ли сделать это через 5-10 лет?

Тут, скорее, роль играет время ожидания пуска.

Да, класс сверхлегких ракет в этом более ориентирован на рынок. Это большая гибкость, но тут еще и психология. Разработчик малого аппарата мыслит как стартап. Напротив него сидит стартап, который для него сделал ракету. Это будет добавлять стоимости для таких компаний. Мы же, как индустрия, ориентированы на традиционные средства выведения, которые больше и технологически намного сложнее. Будем искать другие преимущества для конкуренции, рынок микро- нано-спутников нам очень интересен.

То есть вы еще поборетесь?

Мы обязательно поборемся, но в дружеском ключе.

Скажите, у вас уже есть планы на «Союз-5»?

«Союзом-5» занимается Роскосмос. Это государственный проект, эскизный проект недавно защитили. Мы участвуем в работе по аналитике рынка совместно с Роскосмосом, но говорить, скажем, о работе с этой ракетой в связке с GK еще слишком рано.

 Я думаю, все в России ждут эту действительно интересную ракету. Проект активно двигается, в его реализации задействовано большое количество предприятий. О «Союзе-5» можно говорить и больше.

А что сейчас происходит в Оренбургской области с Ясным[2]?

Там наша инфраструктура законсервирована. У нас хранятся комплекты для подготовки двух миссий. Одна из которых точно не будет использована, но все это охраняется, поддерживается, но не функционирует. В этом году мы должны принять решение, что с инфраструктурой делать дальше, у нас есть разные идеи.

[1] Для продвижения ракеты-носителя Союз на международном рынке

[2] Космодром Ясный, расположенный на территории Оренбургской области, Россия, использовался  «Космотрасом» для запуска космических аппаратов посредством ракет-носителей «Днепр».

СохранитьСохранить

Check Also

Skolkovo

#SpaceWatchGL Interviews: Андрей Потапов, Сколковский институт науки и технологий

Андрей Потапов – выпускник экономического факультета МГУ, бывший сотрудник «СКАНЭКС»; он занимал пост генерального директора …